Строительство «Барнео»: Первые шаги

В нашей «Кают-компании» — специалисты по парашютному спорту, ежегодно участвующие в десантировании грузов для строительства ледового лагеря «Барнео». Они рассказывают об уникальном процессе, благодаря которому становится возможным существование лагеря у самого Северного полюса.


Дмитрий ГЛАГОЛЕВ — рекордсмен России по групповой акробатике в классе больших формаций. Совершал прыжки в Антарктиде и в Арктике, в том числе на Северном полюсе. На его счету более 1500 прыжков. Ежегодно организует работы по десантированию грузов для строительства «БАРНЕО».


Юрий ЖАРКОВ — одним из первых в России освоил современные технологии подготовки парашютистов (AFF- инструктор)* и прыжки на двухместной парашютной системе «Тандем». Выполнил более 5000 прыжков. Принимал участие в десантировании грузов на «БАРНЕО», участвовал в прыжках на Северном полюсе.


Евгений БАКАЛОВ — руководитель воздушных программ одной антарктической и нескольких арктических экспедиций, вице-президент ЭЦ «Арктика». Мастер спорта, рекордсмен мира по прыжкам на точность измерения. Воздушный оператор ряда уникальных прыжков. Участник воздушных съемок более десяти художественных фильмов и множества документальных лент. Член Ассоциации каскадеров России, инструктор по выживанию в экстремальных условиях. На его счету более 6570 прыжков.


ЮРИЙ ЖАРКОВ: Каждый год в марте-апреле вблизи Северного полюса возводится ледовый лагерь «Барнео». И тогда на месяц это место становится научным и туристическим центром в Арктике. Большинство людей приезжает в лагерь к уже теплым оборудованным палаткам и горячему питанию, но мало кто представляет себе, что такое возвести жилье в безжизненной ледяной пустыне при минус сорока...


Подготовка к строительству лагеря начинается в начале марта. В ангарах за многие тысячи километров от самой северной точки земли десантники и инструкторы по парашютному спорту начинают укладку грузовых парашютов и монтаж четырех специальных платформ, приспособленных для десантирования груза с самолета Ил-76. В России немного специалистов, опыт и квалификация которых позволяют им проделать такую ответственную работу.


ДМИТРИЙ ГЛАГОЛЕВ: В подготовке десантного оборудования участвуют от 10 до 15 человек. Инструкторский состав группы — ветераны воздушно-десантных войск Б.А. Привалов, Б.М. Камратов и Н.В. Власенко. Остальные специалисты — это авиационные парашютисты: спасатели и инструкторы-парашютисты гражданской авиации, которые работают на различных региональных поисково- спасательных базах гражданской авиации, и для них это хорошая практика проведения работ в труднодоступных широтах.


ЮРИЙ ЖАРКОВ: Схема действий подготовительного этапа строительства «Барнео» следующая: после того как загруженный оборудованием самолет Ил-76 прилетает из Внуково в Мурманск, начинается сортировка груза и подготовка к первому сбросу в промежуточную посадочную точку «жалюзи» (место, до которого вертолет может долететь от суши без дозаправки. — Прим. ред.). Первыми мы готовим платформы с топливом для дозаправки вертолетов, летящих в сторону полюса в поисках подходящей для строительства лагеря льдины.


ДМИТРИЙ ГЛАГОЛЕВ: В первом десантировании применяются платформы ПГС-1000. На одной платформе размещают шесть бочек с авиатопливом, и сброс происходит с высоты от 300 до 500 метров. Сначала самолет летит над точкой «жалюзи» на высоте 300 метров. После команды штурмана Ил-76 переводится в режим набора высоты, и под собственной̆ тяжестью начинается выход платформ из рампы самолета.


ЮРИЙ ЖАРКОВ: После того, как груз сброшен, группа из 5-6 человек осуществляет прыжок с парашютом с высоты 1500— 1700 м в место приземления грузовых платформ. Эти ребята должны устроить временный лагерь для дозаправки вертолетов: поставить палатку и организовать быт, приступить к сбору парашютов для вывоза, обеспечить летчиков питанием на первое время, пока они разворачивают свои палатки, а также подготовить бочки с топливом для заправки вертолетов.


ДМИТРИЙ ГЛАГОЛЕВ: В состав этой группы включаются только опытные инструкторы-парашютисты и авиационные спасатели, которые своим трудом заслужили право быть первыми. Обязательно присутствие врача. Особое внимание уделяется психологической совместимости, умению работать в команде и четко выполнять указания начальства. Старшим группы назначается специалист, участвовавший в подобных работах не менее 3 раз. Эти требования обусловлены тем, что люди после прыжка оказываются «в чистом поле». Только поле это не одуванчиковое, а ледовое, с температурой минус 40 и ниже (например, в 2008 году температура была минус 47° С).


ЕВГЕНИЙ БАКАЛОВ: Однажды, когда мы приземлились, точнее сказать, сели на лед, в точке «жалюзи» и стали ставить палатку, обнаружили, что втроем не можем натянуть тент на алюминиевые каркасные стойки. Тот, кто проверял палатку перед вылетом, сказал, что никаких проблем не было! Поняли, что материал скукожился на морозе. Тогда мы слегка натянули палатку, затащили в нее печку, растопили ее, прогрели материал и потихоньку-потихоньку поставили стойки на место. Печка работает и от керосина, и от дров. Дрова использовали от деревянных платформ, бумаги также много — из нее изготовлена сотовая амортизация. Вот так и топили. Жили на промежуточной̆ базе 3 дня: встретили и заправили вертолеты, проводили их дальше, а потом, когда была найдена льдина под лагерь, за нами прилетели вертолеты...


ЮРИЙ ЖАРКОВ: Льдина под «Барнео» должна соответствовать следующим условиям: длина не менее 2 км, ширина — не менее 1 км, форма округлая, толщина льда 2 м, достаточно ровная, без торосов, возрастом не менее 2 лет. Как летчики определяют возраст льдины? Для этого нужен намётанный глаз опытного полярника. Вертолет не сразу садится на лед из-за опасности наткнуться на припорошенную снегом трещину. Он зависает над поверхностью, из него выпрыгивает оператор и специальным щупом проверяет поверхность. После этого производится посадка и измеряется толщина льда. Когда льдина найдена, из Мурманска вылетает Ил-76 с тракторами, топливом и необходимым для строительства лагеря оборудованием.


ДМИТРИЙ ГЛАГОЛЕВ: Тракторы и дизельное топливо десантируются на платформах П-7 парашютами с большими куполами с высоты 600 м. Парашютисты прыгают с 1500–1700 м, а тандем-мастер с трактористом — с 2200–2500 м. Это обусловлено мерами безопасности, так как парашютисты должны открыть основные парашюты на высоте 1000 м, а тандем — на высоте 1500 м.


ЕВГЕНИЙ БАКАЛОВ: После того как третьим рейсом самолета десантировали все топливо, мы собираем парашюты. Случалось, в некоторые годы большие парашюты засыпало снегом. Даже если их заносило тонким слоем, все равно было очень трудно очищать снег, потому что с площади 750 кв. метров (это площадь большого парашюта) надо было сбросить сотни килограммов снега... А их только на одном тракторе предусмотрено 5 штук. Всего же — пятнадцать больших парашютов. Сопровождающие груз десантники прыгают на управляемых парашютах- «крыльях», потому что часто бывает сильный ветер. Иногда нам приходится десантироваться, когда ветер, как говорят, на пределе — 12 м/с, порывы до 15, и тогда только на «крыльях» можно приземлиться.


ЮРИЙ ЖАРКОВ: В строительстве взлетно-посадочный полосы (ВПП) на «Барнео» принимают участие все, кто находится на льдине. После того, как трактор очистит лед от снега, люди начинают выравнивать полосу. Скалывают наледи, предварительно надрезанные бензопилой, потом оставшиеся неровности заливают водой с помощью помпы. Окончательный этап строительства «взлетки» — весь состав выстраивается в шеренгу и проходит по полосе, собирая оставшиеся кусочки льда, которые могут попасть в двигатель самолета. Особый интерес тогда представляют отношения между людьми — нет разделения на начальников и подчиненных. Летчики, техники, парашютисты, путешественники — все одинаково работают вместе.


ДМИТРИЙ ГЛАГОЛЕВ: Работа по строительству ВПП очень тяжелая и потому ее хватает на всех. Чем хороши взаимоотношения настоящих мужчин на севере? Тем, что пешня одинаково хорошо колет лед и в руках командира сводного отряда летчиков, и в любых других сильных руках, без оглядки на должности, звания и положение в обществе.


Впервые метод нетрадиционной доставки грузов в труднодоступные районы Арктики с помощью авиапарашютной технологии разработал и внедрил в практику Александр Захарович Сидоренко. Будучи в 1972-1987 годах старшим инспектором-летчиком-парашютистом Управления авиационной подготовки и авиационного спорта ЦК ДОСААФ СССР и имея за плечами 5600 прыжков (из них более 1800 — испытательные), он вместе с группой энтузиастов в 1984 году провел экспериментальные работы в Арктике по изучению возможности использования парашютных систем и современных авиалайнеров при развертывании и снабжении научно-исследовательских дрейфующих станций («Экспарк-84»). Впервые в истории парашютизма трактор ДТ-75, отделившись на высоте 600 метров от рампы самолета Ил-76, «совершил прыжок» в районе Северного полюса, после чего использовался для строительства дрейфующей станции СП-27. До 1984 года трактор на дрейфующую льдину завозили по частям — например, чтобы забросить его на СП-19, понадобилось 4 рейса на самолете Ан-2. Можно представить, сколько времени потребовалось потом на его сборку.


Использован материал из книги Б.Васиной «Притяжение полюсов Земли»



  • * AFF — методика прогрессивного обучения свободному падению.

Текст: Ирина Орлова
Добавлено 23 апреля 2014
Share